Поход за славой.

   СЦЕНА 1-я. ПЕРРОН ВОКЗАЛА.

   Это событие произошло жарким летним полуднем, а может быть и не полуднем, да и не совсем жарким. Может быть набежавшие тучи заслонили солнце, а шаловливый ветерок превратил пребывание на воздухе из удовольствия в неуютность. Впрочем, для происходивших событий все это не имело абсолютно никакого значения. А происходило следующее:
   Из прокуренного, смешавшего ароматы различных парфюмов, и находившегося рядом с туалетом, тамбура, на перрон Белорусского вокзала столицы вышли две барышни. Хотя, если быть точным, то на барышень ни возрастом, ни сложением, ни манерой одеваться они не были похожи. Скорее на чуть повзрослевших тинейджеров. Которые приобрели формы зрелых девиц. Вещей при них было очень немного и они неторопливо брели по платформе посматривая на здание вокзала и беседовали:
   - Ну вот сейчас выйдем на привокзальную площадь и посмотрим информацию, - говорила та, что была несколько выше ростом, - Здесь в Москве информация на каждом столбе развешена.
   - Угу, на каждом столбе, прям так нас и дожидаются!
   Девицы, вышли из здания вокзала, отмахиваясь от назойливых таксистов и действительно изучили несколько щитков с объявлениями. Но вероятно ничего интересного для себя не нашли и направились к газетному ларьку купить что-нибудь связанное с предложением работы. Как Вы, вероятно, уже догадались, прозорливые читатели, девушки приехали в столицу из надоевшей и неперспективной с их, естественно, точки зрения провинции, с единственной и простой, как медный пятак, целью – покорить Москву.
   Они приобрели соответствующую газету, отыскали скамейку и взяв в соседнем ларьке по баночки пива принялись внимательно изучать раздел «Предложения вакансий».

   Сцена 2-я. ОФИС АГЕНТСТВА ПО НАЙМУ ГОРНИЧНЫХ.

   За столиком, на котором разместился компьютер, ворох бумаг и еще некоторое количество офисно-канцелярских принадлежностей восседала дамочка-менеджер и беседовала с другой дамочкой-клиенткой. Давайте повнимательнее прислушаемся к их разговору, ведь он, на самом деле, имеет самое непосредственное отношение к дальнейшему развитию описываемых событий:
   - Вы понимаете дом у нас довольно большой, - дамочка-клиентка манерно закатила глаза, - супруг… ну в смысле мой гражданский, особой любовью к порядку не отличается, - но ведь не в гадюшнике нам жить, в конце концов!
   - Конечно, конечно, - поддержала ее тираду менеджер, хотя большой дом просто по определению еще вовсе не эквивалентен понятию гадюшник. Гадюшник, как правило, создают обитатели любого жилища вне зависимости от квартирных, коттеджных или комнатных габаритов. Впрочем, мы отвлеклись. Вернемся к диалогу дамочек.
   - Так вот мне нужна пара горничных, - клиентка вновь манерно закатила глаза, желательно помоложе, ненавижу старых неповоротливых кляч! Они должны следить за порядком, точнее создавать образцовый порядок. И чтобы без излишних запросов. Вы меня понимаете?
   - Да, да конечно,- кивнула менеджер, хотя понятия «образцовый порядок», как собственно и «излишние запросы» у каждого свои. Но спорить с данной новорусской особой, вероятно совсем недавно получившей определенную финансовую достаточность, не имело ровно никакого смысла. Во всяком случае сейчас.
   - И еще вот что, - клиентка определенно замялась, взяла некоторую паузу, затем набравшись сил, выдала следующее: - за скверное поведение или провинности я буду их… пороть!
   - То есть как пороть?
   - Как, как?! Как обычно – разложу на скамейке, достану из кадки ивовые прутья и по голому заду! Ничего необычного.
   - Да да.., конечно.., ничего... – «Как все однако запущено!» - мысли в голове менеджера начали циркулировать с удесятеренной скоростью. Она могла легко потерять казалось бы уже совершенную сделку, - «Ох уж мне эти новорусские идиотки, получили какие-то бабки, которые, кстати, могут завтра растаять в пыль, и возомнили себя черти чем! Ну исполнительные это понятно, на курсах их этому готовят, так они еще и языкам обучаются, так что совсем чтобы без запросов уже тяжело. А тут еще сечь розгами! Да кто ж на такое подпишется, а уж если и подпишется, то гонорар потребует как поп-звезда, не меньше!». А вслух она сказала так:
   - Безусловно, такой вариант возможен, но… мне потребуется некоторое время, чтобы подобрать подходящие кандидатуры. Оставьте, пожалуйста номер контактного телефона и я с вами свяжусь в самое ближайшее время!
   «Хрен чего скорее всего получиться идиотка чертова!» – это она подумала уже про себя провожая любительницу розог из кабинета.
   Надо сказать, что она все же связалась с двумя или тремя кандидатурами, но как и предполагала, получила либо категорические отказы, либо такую стоимость гонорара за экзекуцию, что проще было купить машину времени и вывезти из поместья Салтычихи деревеньку крепостных. Но машина времени, к сожалению, нигде не продавалась.

   СЦЕНА №3. Комната. ДВЕ ЛЕДИ С ВОКЗАЛА.

   - Это хорошо, что тетка еще к себе пустила, а то бы мы на телефонные переговоры все деньги потратили.
   - А близкая она тебе, родственница.
   - Да ну какая родственница. Седьмая вода на киселе. С моей матерью в одной деревне росла, а там все родственники.
   - Понятно, значит о длительном пребывании не может быть и речи.
   - Это само собой. Слушай, а я не думала, что в такой большой Москве так трудно найти работу.
   - Ну почему трудно. Мы же в сауну и массажный салон звонили – пожалуйста.
   - Ну конечно! Паспорт отберут, а потом еще и за границу отправят. Программу то помнишь про этих, ну торговцев живым товаром.
   - Смотри ка! Требуются горничные в состоятельные семьи. Во клево. И работка не пыльная и глядишь еще мужиков себе закадрим, новых русских. Смотрела сериал няня?

   Сцена №4. Офис.

   За столом сидит наша знакомая дамочка-менеждер и смотрит в окно. У нас есть возможность проследить за ходом ее размышлений. А мысли ее крутятся вокруг все тех же, набивших жуткую оскомину бытовых проблем: «Совсем хреновые дела – третий день ни одной сделки, а в конце недели еще за квартиру деньги отдавать. Просто беда. И еще эта Салтычиха 21-го века задачку подкинула. Ну где ей таких девок взять. Только в глухой провинции. А ведь они приезжают в Москву, пообтешутся немножко и за два-три месяца портятся. Тут нужны такие, только только из провинции, из самой глухой глуши, прямо с вокзала. И главное за последние 2 недели никаких новых поступлений, хоть плач.
   И в этот самый момент, можно даже сказать, по закону жанра, звонит телефон.

   СЦЕНА №5. КОМНАТА С ДЕВИЦАМИ ИЗ ПРОВИНЦИИ.

   - Здравствуйте мы по объявлению по поводу работы горничными.
   Опустим данный разговор. Пожалуй он не столь важен, поскольку читателю совершенно понятно, что карты судьбы легли так, что обе стороны находясь в жутчайшем цейтноте, страшно заинтересованы друг в друге. Стороны быстренько договорились о встрече и девицы, подхватив свои скромные пожитки ринулись разыскивать нужный адрес и хотя они в Москве, как Вы понимаете, не ориентировались вообще, но благодаря безумному желанию зацепиться в столице и тому, что то место где они обитали было на той же ветке метро, куда им нужно было добраться, они оказались в офисе буквально минут через 30-35, что по московским меркам практически мгновенно. И мы снова, теперь уже вместе с девицами, оказываемся в знакомой обстановке.
   - Ну так вот, - это вещает дамочка-менеджер. Только сейчас она как-то приосанилась рядом с провинциальными девицами и чувствует себя гораздо увереннее, нежели при общении с клиенткой. Что, собственно, и не удивительно, - семейство солидное, зарплата по 250 у.е. более чем солидная. Но и спрашивать с вас будут очень строго. Сейчас она сомневалась говорить ли ей про розги. Конечно дамочки в московских ценах совсем еще не шарят. Вобщем-то 250 баксов не такое уж и великое счастье, хотя им отведут комнатку и за жилье не надо будет платить. А с другой стороны это проживание в постоянном контакте с хозяевами подарочек еще тот. Никого ни приведи, выполняй капризы этой новорусской идиотки круглые сутки, а выход в город, ежели, конечно, это не вояж в соседний магазин, как в увольнение из армии. С полудня до 22.00 и обратно в казарму. То есть, в свою комнатенку, конечно. Но это почти одно и тоже. Да еще эти розги по любому надуманному поводу. Нет, не дай Бог сорвутся. Обойдусь полунамеком. А там сами разберутся. Авось пронесет. Да и сделка не сорвется.
   Ох уж этот наш россейский АВОСЬ!!!
   - Короче говоря, сами понимаете. При таких условиях вести себя нужно паиньками. Все выполнять и не в чем не перечить, и подумав все-же добавила, - А то хозяева там строгие…
   - Да, да, естественно, - хотя другой реакции от девиц очень трудно было бы ожидать.
   - Ну вот и славно, тогда я звоню хозяйке…

   Сцена №6.

   Хозяйка дома, которую мы знаем по разговору с менежером идет в сопровождении девиц по кухне
   - Стиралкой, надеюсь пользоваться умеете, это посудомоечная. Все инструкции по технике вам даст Сергей. Только смотрите, чтобы аккуратно. Сожжете что-нибудь вовек не рассчитаетесь. К себе никого не водить! Ну в общем все понятно, - она пристально смотрит на девиц. Те подобострастно кивают.
   - Ну а если что не так.., - она делает паузу, но все же не решается перейти к разговору о розгах. В конце концов, это должна была популярно объяснить менеджер. Она ей, в конце концов, за это заплатила, - вас кажется проинструктировали.
   - Да, да, конечно, - легко соглашаются девицы, на самом деле совершенно не представляя о чем идет речь. Обе стороны расходятся весьма довольные собой.

   СЦЕНА № 7. Кухня.

   Девицы сидят за столом, курят.
   - Слушай, а не влетит нам, что табаком будет пасти.
   - Да ну ты что ты! Здесь же вытяжка к ее приезду все развеется, - девица оглядывает кухню, - да нефигово устроились, - мы тут, последний хрен с солью доедаем, а они вон как жируют. Ее взгляд останавливается на баре.
   - Слушай Жень, а давай вот этого ликерчику тяпнем!?
   - Да ты чего, а если засекут?
   - Да какой там засекут. Можем вот из той глиняной бутылки. Там все равно ничего не видно. А зубы потом блендометом почистим. Как в рекламе. А то сама на тусовку, а нас тут… прибирай за ней. Тоже мне барыня. Подстелилась вовремя под своего мужика. Делиться надо, однако!

   Сцена №8 Сауна.

   В это самое время хозяйка дома сидит с подружками в сауне и делится новостями.
   - Приобрела себе двух новых горничных. Полные провинциалки.
   - А старых куда дела? – спрашивает подружка. По ее лукавому прищуру наблюдательный свидетель мог бы легко понять, что уж она-то очень хорошо знает, что никаких старых «служанок» у ее подружки никогда не было. Правда, наблюдательного свидетеля в сауне и ее окресностях не оказалось.
   - Не придирайся к словам – уходит та от прямого ответа. Они такие неотесанные. Придется всерьез заняться их воспитанием. За провинности я буду их сечь розгами!..
   - Как это… розгами!
   - А также как раньше крепостных.
   - Круто!…

   Через какое-то время новорусская дамочка возвращается к себе домой и первым делом заходит в помещение к охраннику. А там в небольшой, но довольно аккуратно прибранной комнате за столом восседает Сергей, уже знакомый нам по инструктажу девиц. На столе, рядом с забитой окурками пепельницей несколько включенных дисплеев, на одном из их - площадка перед домом, а на других внутренние помещения данных загородных аппартаментов. Как уже вероятно догадался прозорливый читатель эта обычная для подобного заведения игрушка – система видеонаблюдения.
   - Ох и накурил ты тут, Серега! – дамочка озорно смотрит на молодого человека и по ее взгляду понятно, что она совершенно не сердита на своего охранника. И даже более того, вполне вероятно, что в неслужебное время у них возникают мягко говоря очень неслужебные отношения. Впрочем, не станем перетряхивать чужое грязное белье, тем более что это не имеет никакого отношения к нашему теперешнему повествованию.
   - Ну и как там мои подопечные, есть что интересное – похоже дамочка условилась с Сергеем, чтобы он с особой тщательностью проследил за профессиональной деятельностью вновь испеченных новеньких.
   - А то как же моя госпожа. В данный момент они уже отдыхают, а вот какой-нибудь час назад они весьма недурственно проводили время. Я все записал…

   Сцена №10 Комната девушек.

   Они переодеваются в ночные рубашки, явно готовятся отходить ко сну.
   - Интересно, во сколько наша заявиться? Только ляжешь и ей чего-нибудь приспичит.
   - Да ложись ты спокойненько. У них эти тусовки под утро заканчиваются. Как в «Евгении Онегине». Хоть и новые, а все равно буржуи. Прожигатели жизни.
   И в этот самый момент. Тоже, кстати, вполне по закону жанра раздается звонок интеркома. Из динамика раздается голос хозяйки:
   - Девочки, спуститесь ко мне. Быстренько! Можете надеть только халаты.
   - Вот принесла же нелегкая!
   - Интересно а откуда она знает, что мы уже в ночнушках.

   Комната хозяйки: Та восседает на кресле и смотрит на вошедших девушек примерно также как товарищ Берия смотрел на заклятых врагов советского народа.
   - Как видите я приехала домой не под утро, не как Евгений Онегин – смотрит на Ольгу, которой принадлежала данная фраза.- девушки тревожно переглядываются, не понимая откуда она узнала их разговор.
   - Впрочем это не так важно. Так как идет ваша работа.
   - Хорошо идет, - несколько растерянная Ольга начинает слегка запинаться, - нормально то есть… мы посуду прибрали и… хотели ложиться. Поздно уже – а разве нельзя.
   - Вообще-то можно конечно, но я тут для вас сказочку на ночь припасла. Очень занимательный кинофильм. Правда черно-белый, но это ничего. Давайте вместе посмотрим.
   Дамочка щелкает пультом и на экране появляются наши провинциальные героини, распивающие хозяйский ликер из бара, да к тому же рассуждающие о …
   Нетрудно себе представить лица девушек и хозяйки.
   - Ну и как мне прикажете с вами поступить, паршивки!
   Девушки молчат.
   - Выгнать вас ночью на улицу! Может там найдете кого раскулачить? А!?
   - Не надо на улицу, - девушки мягко говоря перепуганы, и уж такая перспектива их очень страшит. – Мы, мы больше не будем.
   - Никогда, никогда! – добавляет вторая.
   - Ну ладно, - улыбается хозяйка. Впрочем, улыбка эта похоже не сулит провинившимся ничего хорошего, - на первый раз обойдемся домашними средствами… Вас ведь предупреждали, что за проступки я вас буду… пороть! – наконец-то она озвучила фразу, которую, как мне почему то кажется, давно мечтала произнести.
   - То есть как это… пороть?! – в глазах обеих девушек полное непонимание происходящего.
   - Очень просто, розгами по голым задницам. Как это, кстати, частенько описано в классической литературе. Например, в «Детстве» Горького. Знатоки словесности. Или вы кроме «Онегина» ничего не читали!
   - Не-а, мы на такое не согласны – Мария смотрит на подругу, та, шмыгая носом, кивает. Накажите нас как-нибудь по-другому…
   -Что значит не согласны, - явно закипает хозяйка, что значит по-другому!? Вам что непонятно объяснили, что за проступки вас будут сечь… розгами по голой заднице.
   - Ничего нами такого не объясняли – девушки смотрят с непониманием.
   - Врете! - Хозяйка смотрит на них удивленно-ошеломленные лица и кажется понимает, что они не врут и менеджер им похоже действительно ничего не сказала, - ладно с этим я разберусь позже. Кто из вас мне наврал вы – или дамочка из конторы по найму. А сейчас я вас все-равно выдеру. Не гнать ведь вас, действительно на улицу.
   - Девушки переглядываются и похоже принимают окончательное решение.
   - Мы лучше на улицу. Не согласные мы вобщем.
   - Ну уж дудки! – по ее виду очень похоже, что решение ею принято окончательно и никакому обжалованию не подлежит. – Раз я сказала выдеру. Значит выдеру и точка. А вы можете решать – добровольно ляжете на скамейку или мне позвать охранника?!
   - Девушки переглядываются. Теперь им окончательно и бесповоротно понятно, что они попали и дальнейшее сопротивление только раззадорит эту дуру. Ну а присутствие ее поджопника сделает и без того жутко унизительную процедуру просто невыносимой. Они смотрят друг на друга. Та что выше тихонько пожимает руку подруги и отвечает за обоих.
   - Ну что ж. Если ничего другого придумать нельзя – пауза. Она все-же вопросительно смотрит на хозяйку. Может быть это все-таки неудачная шутка? Но по решительному виду хозяйки понимает, что все это очень серьезно. И сейчас их взаправду выдерут розгами. – Тогда порите.
   - Вот так бы сразу – оживляется хозяйка. – Ну ка выносите на середину вот эту скамейку. Сама она скрывается за дверью в кладовку.
   - Во попали – это Женя, - тебя драли когда-нибудь.
   - Бывало, но … ничего, еще может отольются кошке мышкины слезы- видно что Мария что-то лихорадочно обдумывает.
   - Из подсобки появляется хозяйка. В руках она держит пучок длинных прутьев и моток веревки.
   - А веревка-то зачем? – Это говорит Мария. Следует заметить, что она выглядит уже не такой убитой. Видимо окончательно смирилась с неотвратимостью предстоящего наказания. А может быть ] что-то задумала?..
   Сцена порки.

   Сцена №11 Комната девушек.

   - У, зверюга - Мария лежит на животе. Впрочем, после фразы подозрительно косится по сторонам. Она уже достаточно познакомилась с техническим прогрессом - в смысле видеонаблюдения. Но, похоже так и не смогла разобраться с расположением видеокамер и совершенно не понимает, где же они все-таки замаскированы - Жень, я где-то читала, что холодная капуста в таких случаях первое дело. Я тут взяла немножко в холодильнике. Приложи мне. А я тебе.
   - Давай, а то так жопу печет. Ужас.- девушки делают друг другу компрессы.
   Следует заметить, что опасения Марии по поводу видеонаблюдения были не напрасны. В этот самый момен Александра сидела в комнате охранника и с большим интересом наблюдала за результатами собственноручного деяния. Как это формулируется в бульварных романах - «...по ее лицу блуждала довольная улыбка...»
   Мария в этот момент накрылась одеялом, как и ее подруга и вооружившись ручкой начала писать письмо домой. Во всяком случае она так сказала вслух и довольно громко. Александра еще несколько секунд понаблюдала за происходящим и встала со стула. А зря. На самом деле Мария писала на бумаге вовсе не письмо, а план мести. Завтра с утра охранник утром уедет за перерегистрацией хозяйкиного авто, потом на рынок... Короче время будет.

   Библиотека, уже знакомая нам по наказанию девушек.

   - Хозяйка - тут что-то с Женей случилось, подойдите пожалуйста! - голос Марии звучит испуганно. Однако, секундой позже мы видим Женьку, которая чесно говоря, выглядит вполне здоровой. Та стоит рядом с Марией. - Кажется сработало, она была у себя в спальне и к камерам подойти не успеет. Пошли!
   Девушки встали возле двери. У Марии в руках блеснуло лезвие довольно большого кухонного ножа. Через несколько секунд в дверях появляется Александра и изумленно смотрит сначала на девушек, понимает, что Женька вполне жива-здорова, затем видит выдвинутую посреди комнаты скамейку и выражение ее лица становится злым.
   - Что это за шутки! Или Вам понравилось!?
   - Ты ничего не поняла дура, - Мария поигрывает ножом, - сейчас тебе понравится. Может быть. А ну ложись на сукамейку!
   Александра ошеломленно переваривает ситуацию и понимает, что в доме кроме них троих никого. Василий появится еще очень нескоро, впрячься за нее некому, а нож, хоть и кухонный, но аргумент довольно серьезный. К тому же их двое.
   - Да вы что - она делает маленький шажок назад, - это же подсудное дело... - А нас драть - неподсудное?! Да ты даже к ментам обращаться засышь! А ну ложись!
   Александра медленно идет к скамейке. А Мария обращается к своей товарке:
   - Вяжи ее Жень покрепче, чтобы не убежала.
   Минутой позже розги начинают гулять по голому заду Александры. И хотя та пытается извиваться, это помогает довольно слабо. Все новые и новые алые полоски зажигаются на ее ягодицах. Она уже не может терпеть и вовсю голосит. Что, впрочем, только больше раззадаривает девиц. После порки Мария заглядывает в шкатулку и берет оттуда гарнитур из сережек и колечка. -А это нам за честноотработанное и за материальный ущерб - она явно обращается к лежащей на скамейке Александре.

   Улица вход в Ламбард.

   Девушки заходят внутрь и через какое-то время появляются оттуда пересчитывая купюры.
   - Ну вот, на первое время хватит.

   Комната, где девушки останавливались после приезда в Москву.

   - Здравствуйте. Вы нас на такую замечательную работу устроили. У Вас сегодня вечер не занят. Хотим вас отблагодарить. Мы познакомились с замечательными ребятами.
   -Богатенькими - подсказывает Женька.
   -Да, да - подхватывает Мария - богатенькими. Они собираются устроить шашлык и просят, чтобы мы пригласили подружку. А мы тут кроме вас никого не знаем. - Мария выслушивает ответ, жмет на сигнал отбоя, смотрит на подружку и вскидывает руку в победном жесте. Ну совсем как в каком-нибудь многобюджетном американском блокбастере. - Ес, мы сделали это.

   Выход из офиса по наймк горничных.

   Из дверей выходит знакомая нам менеджерша и осматривается вокруг. Она замечает девушек, которые уже пожидают ее. Берут машину и едут в сторону лесного массива. Через 20 минут они уже в лесу.
   - Идемте девочки, тут недалеко - голос принадлежит, естественно заводиле - Марии.
   И нетрудно догадаться от кого поступает следующее предложение:
   - Ой, девочки, что-то писать хочется, - конечно это Женька.
   - А это мысль, тем более, что при мужиках скакать по кустам совсем не комильфо! - Мария окончательно вошла в роль дамочки, которая, действительно собралась на шашлык. Она присаживается возле Женьки. Чуть подумав, к ним присоединяется и Оксана.
   Пописав и оправившись Женька оглядывается вокруг и неожиданно подходит к дереву и обнимает ствол дерева и вытягивает вперед руки.
   - Чегой-то ты? - удивляется Мария, хотя по ее несколько озорному взгляду, наиболее прозорливым читателям понятно, что это спектакль для одного единственного зрителя - менеджера Оксаны.
   Та, кстати, смотрит на происходящее с недоумением и любопытством.
   - Точно оно. - Женька выдерживает паузу, ну почти как по Станиславскому, хотя, быть может, и слышала о великом режиссере лишь краем уха - У нас в деревне бабки говорят, что такое дерево силы дает. Эту, как ее... ауру подзаряжает.
   - Да чего-то такое я слышала - поддерживает товарку Мария. - Ну как помогает.
   - Угу. Попробуйте.
   - Давай ты, Оксан.
   Оксана обхватывает ствол, закрывает глаза, вытягивает руки, и... чувствует, что кто-то крепко схватил ее за руки. она открывает глаза и видит, что держит ее Мария, а Женька, ловко орудуя скотчем, вяжет ее к стволу «лечебного дерева». Она пробует дернуться, но быстро понимает, что это бессмысленно. И испуганно интересуется:
   - Девочки, вы чего?
   - Угадай с трех раз! - Мария помогает Женьке привязать Оксану. - Ты чего нас не просвятила, что эта новая русская сучка собирается нас пороть!
   - Ой девочки, но это же дикасть какая-то. Я думала, что она шутит.
   - Шутит, говоришь, вот и мы сейчас пошуткуем чуток.
   Что происходит далее, вероятно не секрет даже для самых непрозорливых читателей...
   Девушки скоренько нарезают длинные прутья, Оксане задирают подол, и щедро потчуют березовой кашей по голому заду.

   СЦЕНА №12 Офис.

   Рядом с дверью в пустом коридоре хозяйка и охранник. Загляни – есть у нее кто? – шепчет хозяйка.
   Охранник заглядывает в дверь и оборачивается – одна.
   - Замечательно. Заходи.
   Они заходят в кабинет. Обитательница здешних апартаментов смотрит по сторонам явно подыскивая путь к отступлению. Но он отрезан. Она останавливается рядом со столом.
   - Ну и кого ты мне подсунула, стерва! – хозяйка буравит глазами дамочку менеджера. Совершенно очевидно, что если бы она могла метать глазами молнии давно бы испепелила свою жертву, оставив возле офисного стола лишь бесформенную горстку праха. Однако, подобные ужасы происходят, слава Создателю, только лишь в ненаучной фантастике. Потому менеджер лишь немного ссутулилась и замерла в позе просительницы.
   - Да. Некоторая неувязочка вышла. Вы знаете я и сама, можно сказать пострадала.
   - Неувязочка! Можно сказать, ты сейчас еще больше пострадаешь. – похоже план действий был давно отработан – охранник схватил дамочку за руки и потянул на себя, а его напарница ловко заклеила рот менеджерши кусочком скотча. Вместе они быстренько прикрутили ее к столу, заголили зад.
   - О похоже тебя уже недавно воспитывали. Ну что же повторение – мать учения. Новоросска вытащила из сумочки плетку и начала планомерно обрабатывать зад работницы агентства по найму горничных, награждая ее, время от времени, крепкими словечками типа: «неувязочка вышла!», «прислала ко мне черте кого» «Я тебе покажу неувязочку!» Та, в свою очередь выпучивала глаза, мычала, мотала головой и почти безуспешно пыталась вилять задницей на которую сыпались все новые обжигающие удары плетки…

Вернуться назад