СЕКСУАЛЬНЫЕ ПОДВИГИ ИВАНА ГРОЗНОГО.

   В длинном списке синонимов, которыми можно наградить этого человека вы найдете все, что угодно — мудрейший, жестокий, набожный, зверский садист, объединитель империи, непредсказуемый тиран и многое многое другое. Впрочем, справедливости ради, стоит заметить, что полярно противоположные термины относятся к двум совершенно разным периодам правления этой весьма противоречивой фигуры.
   Прочем, наше замечательное издание, как вы, безусловно, успели заметить крайне мало интересуется политическими и военными вопросами. Нас увлекают иные качества. Да вы и сами, господа-читатели наверняка знаете, о чем пойдет речь. Об интимных особенностях Ивана Грозного. И, самое, пожалуй, интересное, что Великий князь обладал не просто определенными сексуальными особенностями, но ОСОБЕННОСТЯМИ ВЫДАЮЩИМИСЯ!!!
   Итак, год 1546. Семнадцатилетний Ваня, воспитанный не самым благонравным образом (чему несомненно способствовала обстановка при дворе его матери — Елены Глинской, не обладавшей примерностью в вопросах полового воздержания) решает жениться. Причем поступает самым патриотичным образом, отказавшись от заморских принцесс, Иван берет себе в жены соотечественницу — Анастасию Захарьину.
   Однако, довольно скоро в его поле зрения появляется некий иерей Сильвестр, который пытается привить «умеренность в различных наслаждениях, к коим юный монарх имел сильную склонность». И не совсем безуспешно. Во всяком случае, следующие 13 лет жизни Ивана никто и не думает называет Грозным, а его правление расценивается буквально как расцвет государства российского. Войско Ивана IY берет Казань и Астрахань, не просто завершая многовековую вражду России с татарами, а попросту присоединяя к себе бывших завоевателей. Впрочем, свободные татары еще остались, пока они сидят в Крыму и... ждут Екатерину и Потемкина. Ну да Бог с ними.
   Всему хорошему наступает конец. В 1660 году умирает Анастасия и Иван, после 13 лет относительного телесного воздержания, срывается с катушек. Причем очень серьезно. Сильвестр и его сторонники задвинуты и объявлены врагами народа, а новые дружки среди которых Алексей Басманов, Василий Грязной и, конечно же Малюта Скуратов заворачивают с царем, который хотя и «... искренно любил покойную супругу, но имел легкость во нраве несогласную с глубоким впечатлением горести» такие шуточки в кремлевских палатах, которым позавидовали бы все нынешние московские и американские ночные клубы вместе взятые. Причем происходит все это через...8 дней после кончины Анастасии.
   И именно в это время Иван заявляет о том, что готов жениться на сестре польского короля. Впрочем, переговоры по этому вопросу затягиваются, а сам «женолюбывый Иоанн ищет временного пристанища своей безумной похоти и... находит его». Что неудивительно, все-таки Ваня — руководитель России. И его масштабам (в этом вопросе может позавидовать даже сам поручик Ржевский!).
   Справедливости ради, надо заметить, что замужество с полькой как-то не сложилось и тогда Иоанн присмотрел себе другую иностранку — одну мадам кавказских (не вспомню каких точно) кровей. Эту дамочку срочно кунают в купель, сделавши православной, присваивают ей христианское имя Мария, поднатаскивают в русском языке и кладут на брачную койку великого князя. Самое интересное, что через некоторое время, вероятно слегка охладев к горячей восточной страсти своей новоиспеченной пассии, Иоанн все-же шлет в Речь Посполитую (Польшу) посольство за посольством с просьбой руки ихней принцессы. И это будучи женатым! Впрочем, безуспешно.
   Зато с Марией, тоже большой любительницей душераздирающих зрелищ, монарх (вполне закономерно именуемый теперь Грозным) устраивает ТАКУЮ КРОВАВУЮ КАРУСЕЛЬ, которой позавидовал бы не только небезызвестный маркиз де Сад, но и современная Иоанну испанская инквизиция. В то время у нас благополучно изготовляются и применяются на практике такие орудия пыток, что ни в одном суперсовременном S&M-интим шопе не сыщете! Ну и насчет казней тоже — помимо банального отрубания головы Иван сажает своих полит-оппонентов на кол, а их жен топит или расстреливает в голом виде. И это еще не все! Взяв Казань, Астрахань, введя войска в Ливонию (теперешняя Латвия) Грозный продолжает карьеру завоевателя и берет... Псков и Новгород. Не больше не меньше. Изничтожая при этом огромное количество почетных граждан, якобы замышлявших заговоры против монаршей особы. Вот это размах. Даже Берия до такого не додумался. Зачем строить Гулаг, где-то на Колыме, если можно просто обнести любой город колючей проволокой.
   Ну а уж созданные министром внутренних дел Малютой Скуратовым работники метлы и собачьей головы, то бишь опричники, просто пример для подражания для сталинских НКВДешников. Впрочем, я кажется несколько отвлекся. Итак, дела любовные.
   1 сентября 1669г., вероятно не выдержав буйной ивановой страсти, отходит в мир иной его вторая супруга Мария, едва ли искеренно оплаканная самим царем. Ему уже не до того: во-первых, надо разобраться с татарским ханом, который дошел до Москвы (с войском), с требованиями вернуть Казань и Астрахань, а войско Ивана, лишенное во время опричнины многих военноначальников, да и вообще поредевшее уже совсем не то. А во-вторых, дела внутренние — мор, болезни и (!)... казни неугодных, которые продолжаются даже в такое трудное время. Ну с ханом, слава Богу, разобрались, правда годом спустя, во время его второго пришествия (ох уж этот непонятный народ! И меньшим числом, и угнетенный, но все-таки раздавил супостата!), и со своими внутренними врагами вроде разобрались (уж это мы могём!). И вот подоспело время для свадебки.
   Короче осенью 1671 года со всей Руси согна..., то есть, извините, свезли более 2000 невест для царского осмотру. Из коих Иоанн отобрал сперва 24, а затем 12, которых изучали уже более подробно (для выявления скрытых телесных изъянов передали их бабкам и знахарям). Те, проведя, как положено, консилиум — порешили: быть царевной купеческой дочке Марфе Собакиной (О! Какие красивые были у наших предков имена!). Правда с Собакиной неувязочка получилась, то ли переволновалась от рухнувшего на неё счастья, то ли, наоборот, царевой необузданной страсти перепугалась, а, может, отравил кто по доброте душевной. Только приболела невеста. И свадьба, случившаяся 28 октября, положила начало очень недолгому семейному общежитию, которое завершившееся двумя неделями позже, похоронами... Интересно, принял ли Иван какие меры к своему врачебному консилиуму, отбиравшему невесту. Уж чего чего, а кольев тогда хватало. Впрочем, относительно дела врачей-вредителей (то есть бабок-вредительниц), я сведениями не располагаю...
   Зато, невзирая на горести, оттянуться царь умел. Да Как! Боюсь напутать, но кажется Калигула превратил Рим в публичный дом, сделав то ли 20, то ли 100 самых знатных патрицианок проститутками в своем дворце. Потом об этом много говорили, да и до сих пор вспоминают. Кстати, по-моему, это стало одной из причин его убийства. А Иван: собрал 400 самых красивых московских жен и со товарищами увез их за город на пикник... так сказать. Вернулись, конечно, не все. Коих во время оргии умертвили, а кои сами утопились от позорища...
   Теперь настало время несколько подробнее остановиться на внешности царя того времени: вопреки бытующим данным он был велик ростом, строен, имел мышцы крепкие и широкую грудь. Отличные волосы, длинный ус, нос римский, глаза небольшие, серые, но светлые, проницательные, исполненные огня. И лицо... некогда приятное...
   Впрочем, это нисколько не помешало жениться Ивану еще раз. На Анне, которая правда вскоре ему наскучила то ли из-за бесплодия, то ли оттого, что его необузданное любострастие искало новых предметов. Анну отправляют в Тихвинский монастырь, где она прожила в келье аж до 1626 года. Ну а Грозный жениться на её тезке Анне Васильчиковой. Даже не испрашивая соизволения у церкви. Хотя оно и понятно, если и в наше время гласности и вседозволенности вы вред ли легко отыщете человека с пятью (а если учесть все бракосочетания Ивана), с шестью штампами в паспорте. А в те стародавние времена это было и вовсе не просто. Разве что царю по силам.
   Справедливости ради, следует отметить, что и сынок его, старший, которого он потом посохом пришиб в приступе ярости (и сильно сокрушался по этому поводу) тоже был весьма серьезным товарищем. За свою непродолжительную жизнь — женат был трижды! Кто знает, проживи он столько, сколько его Грозный папаша (кстати, Иван прожил не так много — возраст Петра I, Ленина и Гитлера), кто знает, скольких невест он бы осчастливил бракосочетанием...
   Хотя, это еще не все. Как я оговорился, кроме вышеперечисленных пяти жен и умопомрачительного количества наложниц, было у Иоанна еще одно «женище», как это именовали современники царя. А именно, красивая молодая вдовица Василиса Меленьтьева. И даже не это, уважаемые дамы и господа, самое удивительное! По свидетельству Карамзина, этим шестым сожительством «не окончились беззаконные женитьбы царя, ненасытного в убийствах и любострастии!».
   В заключении, хотелось бы все же оговориться, что сверхпотенция и неуемная жестокость, все же не помешали Ивану Грозному по-настоящему объединить государство Российское, начать печатать первую всероссийскую монету — копейку, присоединить три царства Монгольских (Казань, Астрахань и Сибирь) и начать борьбу за Прибалтику, успешно завершенную Петром Великим...


   Вениамин Николаев.

Вернуться назад