УЗЛЫ ЛЮБОВНЫХ УЗ. Письмо в редакцию

   Уважаемая редакция «Крутого Мена»! В двенадцатом номере Вашей газеты за 2004 год под заголовком «Паутина страсти-2» была опубликована статья супругов Сидоровых из Самары, посвященная связыванию. Статья показалась мне интересной и серьезной. Я написал ее авторам. У нас завязалась переписка, обнаружилось много общего. Ряд моих мыслей понравился моим новым друзьям, и, по ихсовету,я посылаю Вам отрывок из одного моего письма. Это лишь часть моих рассуждений на тему бондажа, так что, если Вас заинтересуют мои опусы, могу прислать еще. Кстати, вместе с одним Вашим читателем из Калуги я нахожу более удачным слово «бандаж» (через «а»). Но все же в моих письмах придерживаюсь общепринятого термина.
   ... А теперь снова хочу продолжить «думы о бондаже». Существует множество мнений о том, что лежит в основе нетрадиционных секс-пристрастиях. Например, причину гомосексуализма видят то в воспитании, то в сбое генетического кода, то во влиянии каких-то химических веществ на плод во время беременности. В качестве одной из версий я бы добавил еще и теорию перевоплощения.
   Ведь возможно, что некоторые (не исключено даже, что многие) особенности нашего поведения берут начало в наших прошлых жизнях. Но если говорить о нестандартном поведении в половой сфере, все же в большинстве случаев оно обусловлено каким-либо конкретным случаем или фактором, имевшим место в раннем детстве. Не секрет, что многие любители порки пристрастились к этому развлечению в результате наказаний розгами или ремнем. Например, если во время экзекуции мальчик лежит на чем-либо ничком, то его половой орган при этом невольно трется о поверхность дивана, кровати и т.д., так что можете не сомневаться, в этот момент рождается еще один флагеллянт.
   Приток крови к ягодицам может вызвать стимуляцию половых органов и у стеганных девочек. Подробным образом формируется фетишизм. Известен случай, когда испытывающий половое возбуждение юноша попал в автобусную давку, и к его ноге прижалась нога женщины в высоком сапоге. Юноша испытал оргазм, и, придя домой, попытался повторить ощущение, прикладывая к телу высокий женский сапог. Постепенно это стало привычкой. В другом случае мальчик, занимающийся в саду онанизмом, увидел в этот момент женщину, справляющую малую нужду. Как оказалось, она делала это там регулярно. Мальчик стал подглядывать за ней, при этом онанируя. И вот готовуринофил, то есть мочелюб. Тут все довольно ясно. Ну, а как быть с бандажистами? Конечно, у некоторых любителей связывания были в детстве подобные эпизоды.
   Скажем, во время игры в индейцев или казаков-разбойников связанную девочку-»пленнииу» обыскивали, пощекотали или потискали, от чего она получила удовольствие. Или при игре в войну связанный мальчик-»пленник», извиваясь в попытках освободиться от пут, случайно потерся обо что-нибудь членом. Зону половых органов могут ненароком стимулировать и скрученные спереди руки, особенно при передвижении. Если же связывание происходило насильно, да еще с наваливанием на «жертву» и оседлыванием, петтинг получается автоматически. Ощущение может быть настолько сильным, что даже после первого раза один вид веревки начинает возбуждать, как кота валерьянка. Наверное, каждый любитель забав с веревками или наручниками может привести похожий случай из своих детских лет, изменивший всю его жизнь.
   Но все же я считаю, что это только крона дерева под названием бондажизм. Его же корни лежат намного глубже. Рискну предположить, что и до такого своеобразного «посвящения», памятного нам всем, большинство из нас уже испытывало подсознательный, иррациональный, таинственный интерес к связыванию, как к чему-то уже имевшему место, уже присутствующему в нашей жизни раньше, как к чему-то архитипическому, выражаясь терминологией Карла Густава Юнга. И хотя игры в стиле «кавказкой пленницы» немало пополнили наши ряды, они не столько причина, сколько следствие. Или, скорее, детонатор для какого-то скрытого в нас всех заряда. Их даже не придумывают, а как бы реконструируют, потому что это УЖЕ было нам знакомо.
   Но что же это могло быть? И почему мы этого не помним, а лишь чувствуем нутром? И когда это могло быть? По-видимому, в совсем раннем, грудном возрасте, когда мы были несознательны. Постойте, скажете Вы, да уж не намекает ли автор на спеленывание, которому все мы подвергались в младенчестве? Да, именно на это я намекаю. Мы все побывали в роли спеленутых, с замкнутым соском ртом, фактически Связанных, и воспоминание об этом беззащитном, но в то же время умиротворенном и блаженном состоянии отпечаталось у всех нас в подкорке. Возможно, этот аккумулированный и концентрированный опыт многих поколений спеленываемых в маденчестве людей передается нам уже генетически или с помощью биополя. Возможно, это уже инстинкт, точно переплетенный с инстинктами самосохранения и продолжения рода.
   Только у некоторых он лежит очень глубоко в самых недрах подсознания и не просыпается всю жизнь. У некоторых же, чтобы пробудить его, достаточно небольшого внешнего толчка: увиденной в фильме или прочитанный в книге сцены связывания, детской игры с пленением, перевязывания пораненной руки, случайного запутывания в одеяле или сетке гамака, залезания в тесный спальный мешок, неожиданного прикосновения к телу бельевой веревки. Если не сработает один такой толчок, то за ним последуют все новые и новые, пока, наконец, не будет запущен механизм, дремлющий внутри таких потенциальных бандажистов и рождающий поначалу еще смутное подсознательное желание повторить это странное, чуть пугающее, но упоительное, ощущение. С каждым таким повтором этот механизм набирает обороты, и вот, как снесший плотину поток, на свет божий прорывается уже вполне осознанная «одна, но пламенная страсть»: связывать и/или быть связанным.
   Так путы и любовь становятся синонимами. Впрочем, и в обычном языке сочетание «любовныеузы» нередкость, - что называется, оговорочка по Фрейду. Немного сложнее, но и интереснее, случай сочетания бондажизма и фетишизма, когда они подстегивают, стимулируют один другого, перетекают один в другой, входят в резонанс друг с другом. Тут запустить этот механизм может и фактор, не относящейся напрямую к связыванию (именно так было в моем случае). Итак, теперь понятно, почему вид превращенного в беспомощно шевелящейся сверток человека затрагивает самые глубинные струны нашей души.
   Но вот еще вопрос, причем, принципиальный: а зачем вообще спеленывают младенцев? Если это традиция, что вызвало ее к жизни? Долгое время я не находил ответа. И вот в одной статье я прочел, что некоторое время назад в США было модно не спеленывать младенцев, дабы не ограничивать свободы этих будущих граждан самой свободной страны. Но оказалось, что впоследствии у не подвергавшихся спеленыванию детей наблюдались серьезные нарушения в развитии позвоночника и в формировании двигательных функций. Вот и ответ. Кстати, о двигательных функциях. И, вообще, о движениях. Наблюдая связанных порукам и ногам людей, в том числе себя самого во время сеансов самосвязывания, я неоднократно ловил себя на мысли, что движения скрученного пленника гораздо рациональнее, гораздо натуральнее и, как ни странно звучит, элегантнее, чем обычные движения несвязанного человека. У последнего тело, руки и ноги трепыхаются как-то сами по себе, создавая впечатление хаотичности и какой-то расхлябанности. Совсем другое дело связанный. Вся его фигура выглядит более цельной, более собранной что ли.
   Все мы совершаем массу совершенно излишних телодвижений, тратим на это уйму энергии, но часто все равно не знаем, куда деть руки и как поставить ноги. Скупая, но в то же время очень выразительная пластика связанного порукам и ногам человека, выглядит, в моих глазах, несравненно выигрышнее. Хотя спектр его движений очень ограничен, зато все они обусловлены необходимостью, и нет ни одного несоответствующего сущности пленника. Какие бы движения он не совершал, все будет выглядеть естественно и уместно, все будет иметь смысл. И вот парадокс из парадоксов: хотя вариантов движений у связанного очень мало, но в их выборе он АБСОЛЮТНО СВОБОДЕН. Чего не скажешь об обычном, страшно закомплексованном человеке, который постоянно должен подстраиваться под нормы морали, приличия, общественного поведения, и который, по сути дела, глубоко несвободен.
   А если рот у пленника заткнут, то и помычать можно, что, согласитесь, было бы дико для человека лишенного пут, но гораздо более жестко скованного многочисленными условностями и стереотипами. Да, дорогие мои, связывание раскрепощает, связывание -освобождает! И тонизирует прекрасно, если у Вас упадок сил. И расслабляет великолепно, если Вы напряжены. Слишком самоуверенным оно помогает стать более сдержанными, а слишком скромным -оригинальными и экстравагантными. Оно дает возможность не просто выпустить внутреннюю агрессию (какэто делают вандалы, громя Макдональдсы и поджигая машины), а сублимировать эту агрессию, т.е. направить ее на творчество. А еще во время самосвязывания я не раз ощущал себя в веревочном корсете, словно бы в защитном коконе, в крепкой оболочке, надежно отгораживающей от всех опасностей.
   Конечно, вы можете сказать, чтоэтолишь иллюзия. Так ведь вся наша жизнь - сплошные иллюзии! Подобно популярному сейчас психотерапевтическому методу реберсинга, связывание позволяет вывести из подсознания на сознательный уровень причины многих наших фобий (страхов) и комплексов, и, таким образом, избавиться от них. Важно, что в этом смысле оно универсально, ибо каждый волен трактировать его по-своему, в зависимости от того, какой комплекс он изживает. Связанный мужчина может представить себя и жалким рабом, и пленным героем, а связанная женщина может казаться себе и наказанной служанкой, и захваченной разбойниками королевой.
   Я уже не говорю о том, что ролевые BD-игры развивают фантазию, творческую жилку и актерские способности, и могут скрашивать нашу однообразную, серую жизнь не хуже беганья с мечами по Толкиену. Традиционалисты, считающие бондаж чем-то неестественным, на самом деле просто бегут от своего внутреннего «Я». Мы же идем к нему навстречу. Если докопаться до сути, бондаж это не унижение и не оскорбление человеческого достоинства. Бондаж - это шанс для человека разобраться в себе, это одно из мощнейших психорегулирующих средств, притом совершенно безопасное и легкодоступное. Только, к сожалению, не оцененное и не принятое большинством человечества. А давайте-ка пофантазируем. Вот вы приходите в бондажный кабинет с жалобами на бессоницу, плохой аппетит, раздражительность и прочее в том же духе. А врач Вам:
- Да Вас срочно нужно связать! Прописываю сорок минут строгого постельного режима!
   Он или она нажимает кнопку, врываются санитары (или санитарки - кому что нравится), и вот вы уже скручены порукам и ногам, с кляпом во рту, лежите себе и отдыхаете от суетного мира. Или представьте службу скорой бондажной помощи. Набираете номер, и вас вяжут прямо на дому... Но что-то я слишком размечтался. Наверное, пора заканчивать.
   Всего доброго, мягких веревок и удобных наручников!

   БОРИС. С-ПЕТЕРБУРГ.
   К.М. №1 2006г.

Вернуться назад