КАК СТАНОВЯТСЯ МАНЬЯКАМИ

    Окружающие двойственно относятся к таким людям. В первую минуту их поступок вызывает у невольных свидетельниц испуг, возмущение. Наиболее смелые дамы, быстро оправившись от растерянности, готовы метать громы и молнии... Впрочем, иногда это может стоить им жизни.
    Речь идет об эксгибиционистах — людях, испытывающих непреодолимую потребность обнажаться перед представителями противоположного пола в общественных местах, чтобы пережить таким образом сексуальное возбуждение и испытать удовлетворение. Обычно эксгибиционисты — мужчины, хотя вероятно, что сексуальная переверсия присуща лишь мужскому полу, а в том, что общество значительно терпимее относиться к тем случаям, когда публично обнажается женщина, так что такие эпизоды воспринимаются скорее как отважная шутка, чем возмутительный поступок. Кроме того, женщины более скрытны и способны удовлетворять свою страсть в социально-приемлемых формах — выступая в стриптизе, позируя фотографам и художникам, посещая врачей мужчин и т.п., что позволяет сохранить сексуальное поведение в тайне.
    Поступки эксгибиционистов, хотя и кажутся по здравому рассуждению довольно безобидными, почти всегда наталкиваются на довольно бурную реакцию, что может оказаться опасным. Ведь почти все эксгибиционисты — люди гонимые, подавленные и униженные, что усугубляет их страдания. К тому же, чтобы избежать разоблачения или защитится от нападок зрительниц, из безобидного демонстратора своих гениталий может вырасти опасный сексуальный маньяк с садистскими наклонностями. Именно так сформировался тип страшного сексуального маньяка, прозванного Скорпионом, который в течении 8 лет наводил ужас на жительниц Гданьска. О том, что сперва он был самым заурядным эксгибиционистом узнали только после его поимки. Но этому предшествовали 26 жертв и годы кропотливого розыска.
    Кровавый путь Скорпиона начался осенью 1975 года. В парке он встретил девушку, распахнул перед ней надетый на голое тело плащ и предложил немножко поласкаться. Она отказалась, начала на него кричать, обзывать разными словами, из которых грязный подонок, пожалуй, было самым мягким. Он не выдержал, выхватил из кармана молоток и со всей силы ударил девушку в голову. Полилась кровь, но девушка не упала, наоборот стала кричать громче и звать на помощь. Крики и кровь привели мужчину в бешенство, он стал с остервенением бить жертву, так что через несколько секунд голова превратилась в страшное кровавое месиво. Тогда убийца разорвал на своей жертве платье и нижнее бельё, обнажил еще теплое тело, наклонился и хотел приступить к ласкам, но услышал приближающиеся шаги. Как ни в чем не бывало, он убрал в карман молоток, поправил свой плащ и спокойно вышел из кустов. По аллее с противоположной стороны приближалась взволнованная женщина: «Я слышала шум и крики, как раз оттуда, откуда Вы идете...» «Да, в кустах лежит тяжелораненная девушка. Какой-то негодяй напал на неё и изуродовал. Наверное хотел изнасиловать. Я иду, чтобы вызвать скорую. Побудьте пока с ней». Так он преспокойно ушел с места преступления...
    Последующие преступления происходили по одному и тому же сценарию. Всех своих жертв Скорпион убивал молотком, ударами в голову. Хотя девять из них выжили. Однако участь их никак нельзя назвать счастливой: все они остались тяжелыми инвалидами. Одни оказались навсегда парализованными, другие потеряли зрение, память, третьи вообще лишились рассудка и обречены на угасание в сумасшедшем доме... Никто из них не смог помочь следствию — ни описать, ни опознать насильника. Криминалистам пришлось распутывать клубок преступлений, опираясь на следы, которые маньяк-убийца оставлял после себя. Преступления совершались в любую погоду: Скорпиона не останавливали ни дождь, ни туман ни снег. Его не пугала ни открытость, ни многолюдность места. После того, как жертва падала на землю, преступник рвал на ней платье и белье. Но собственно некрофилией он никогда не занимался — ему доставляло удовлетворение простое созерцание трупа и обычные ласки без полового акта. Хотя на месте преступления оставалось немало следов, но воспользоваться ими для розыска было трудно, так как сексуальным маньяком мог оказаться вполне добропорядочный семьянин ( как, кстати, потом и оказалось ) и предстояло буквально просеять стог сена в поисках иголки. Кроме того, преступнику очень везло. Так, при четвертом убийстве он оставил на месте преступления окровавленный молоток со штампом предприятия. Милиция взяла на этом заводе список всех, кто получал там такой инструмент, тщательно изучила каждого подозреваемого, но всех пришлось исключить из числа кандидатов. Почему же? Просто по недосмотру отдела кадров — тогда он только что устроился на завод и в составленном чуть раньше списке его просто не было.
    На месте последнего преступления остался след подметки ботинка. Причем обувь оказалась редкой: фабрика поставляла такую обувь лишь нескольким предприятиям в тех местах. По спискам получивших обувь и вышли на Павла Тухлина — личность которого вполне соответствовала уликам. При аресте он не оказал сопротивления и довольно быстро сознался во всех преступлениях, причем указал такие подробности, которые мог знать только преступник. В его доме нашли некоторые вещи, которые он брал с убитых: часы, кольца, бижутерию. В этом смысле он вел себя несколько нетипично для сексуального маньяка, так как брал с своих жертв «сувениры». На молотке сохранились следы крови, а в сарае окровавленная одежда жертв. Сомнений в том, что найден настоящий убийца не оставалось. Поэтому суд, несмотря на то, что Тухлин изменил показания и отказался признать себя виновным, счел обвинение доказанным и приговорил подсудимого к смертной казни ( психиатрическая экспертиза признала его вменяемым ).
    Гданьский маньяк был повешен. Во время следствия он успел рассказать о своей жизни и этот рассказ интересен с точки зрения причин формирования преступного характера.
    Он родился в 1946 году в большой крестьянской семье, в которой был восьмым ребенком. Учиться любил, неплохо закончил восьмилетку, поступил в сельскохозяйственный техникум, но из-за болезни учебу здесь пришлось бросить. Дело в том, что он страдал ночным недержанием мочи. Родители не считали это болезнью, поэтому, не обращались к врачу, а просто жестоко пороли сына ременной плетью, после каждой ночи, когда постель оказывалась мокрой. Такое «лечение» приводило только к тому, что забитый, униженный мальчуган ложился в кровать парализованный страхом и все чаще просыпался по утрам в луже мочи. В деревне сверсники быстро узнали о его болезни. Он стал объектом насмешек, издевательств и оскорблений. Когда подрос сельские девушки демонстративно не желали быть с ним вместе, ссылаясь на то, что от него воняет ( хотя это не было правдой, он тщательно мылся и надевал чисто выстриранную одежду ). Достигнув совершеннолетия Павел уехал из дому. Он устроился на работу, поселился в рабочем общежитии и постепенно без всякого лечения избавился от энуреза.
    Затем его призывают в армию, откуда, впрочем, комиссуют через полгода всвязи с полной потерей слуха, он вынужден вернуться в деревню. Павел ездит в Гданьск, якобы на поиски работы. На самом же деле — ворует и продает автомобили. Попадается. На первый раз получает два с половиной года. После выхода из тюрьмы устраивается на работу, женится и на некоторое время обретает счастье. Впрочем, через некоторое время обзаводиться любовницей-официанткой, бросает семью и жениться второй раз. Квартиры нет, начинается странствие по частным углам. Денег снова не хватает, снова преступный путь и... приговор: 3 года лишения свободы... Жена заочно с ним разводиться и на свободу он выходит одиноким. Потом третья женитьба, переселение в деревню, где он открывает маленькую ремонтную мастерскую. Здесь он зарабатывает репутацию трудолюбивого, порядочного семьянина. Тухлин заботится о семье, ходит в церковь, ведет трезвый образ жизни, помогает соседям. И в то же время — ведет вторую жизнь — тайную...
    Сначала ему хватало занятий эксгибиционизмом: он ходил по паркам и скверам и обнажался перед встречными женщинами. Ему нравилось, как они удивлялись, пугались, увидев его обнаженный, эррегированный член. Особенно он радовался, когда некоторые испуганно убегали. Это приносило ему удовлетворение, вселяло в душу спокойствие. Он с облегчением шел домой и занимался с женой любовью. Однако убегали не все... И это его нервировало и злило. В определенный момент он понимает, что ему нужны более сильные эмоции: внешне благообразное, но довольно пресное сожительство с последней женой не дают полного удовлетворения и в этот момент он встречает девушку, о которой мы рассказали в самом начале...
    Первое убийство, беспомощность жертвы, кровь — все это дало такой заряд эмоций, что Павел сам перепугался, почувствовав, что остановиться уже не сможет. Он стал часто пить снотворное, чтобы рано лечь в постель и не выходить из дому. Разумеется злоупотребление снотворным не улучшило семейную жизнь, да и какой жене понравится все время жить с полусонным мужчиной? Нараставшая сексуальная неудовлетворенность толкала Павла на очередной выход на охоту. От своей преступной страсти он не мог избавиться самостоятельно. Естественно не мог он довериться и врачам, за ним тянулся довольно длинный кровавый хвост. Арест он принял с облегчением: «хорошо, что меня взяли, сам бы я не остановился».

   
Судьба Павла Тухлина трагична. За свою вину он расплатился высшей мерой — жизнью. Но и обществу, сделавшему из него сначала изгоя, а потом получившему искалеченную, болезненную психику, воздалось сторицей. Правда жертвами его стали случайные, невинные люди, а не те, кто унижал и третировал его в детстве..
   
Виктор Ермаков.

Вернуться назад