Петр Первый и его дамы.

   Вениамин Николаев.

   ... Князья, шахи, цари и даже императоры - они ведь тоже люди и... ничто человеческое... не прошло мимо них бесследно. Они могли быть совершенно никчемными политиками, зато их любовные похождения стали легендами. Вспомним для примеру Каллигулу. Впрочем, чаще царей все же вспоминают по их общественным деяниям, а нюансы прочей деятельности либо упоминаются вскользь, либо в качестве совершенно недостоверных сплетен и анекдотов.
   Мы не станем разбирать политические деяния царей. О том и без того сказано слишком много и противоречиво. А вот прочая их деятельность, как нельзя кстати, соответствует профилю нашего издания. Именно поэтому мы решились собрать воедино “преданья старины глубокой” и довольно подробно изучив некоторые документы, хотим поведать вам о пикантных сторонах последней царственной российской династии - семье Романовых. Начиная с Петра Алексеевича. И это не потому, что нечего говорить о его отце Алексее Михайловиче (тишайшем), который весьма любопытственным образом подбирал себе невесту, или об иных российских царях. Тот же Иван Грозный - покоритель Казани и Новгорода... сменил 6 (!) жен. Просто мы не обладаем достаточной информацией по этим вопросам, а скверная компетентность - это не наш уровень.
   Год одна тысяча шестьсот восемьдесят девятый от рождения Христова, 28 января. Шестнадцатилетний русский царевич венчается законным браком с боярыней Евдокией Лопухиной. Женитьба, состоявшаяся по инициативе матери Петра Натальи Кирилловны, преследовала две задачи: умерить далеко не царственные забавы будущего самодержца и, пожалуй, главная, на корню пресечь поползновения его сводной сестрицы Софьи на российский престол. Впрочем, жених-подросток не проникся сладостями семейной жизни и едва лишь минул медовый месяц, как он дал тягу в Переславль строить ботик, который является ныне “дедом флота российского”.
   Хотя справедливости ради надо заметить, что первые 2-3 года супружества Петр питал к жене теплые чувства и время от времени наведывался к ней для совершения утех любовных. Плодом которых явились рождение в 1690-м царевича Алексея и годом спустя еще одного сына, который, впрочем, прожил всего 7 месяцев. Однако, пропасть между царственными молодоженами росла год от года. Евдокия, смирная, благочестивая, воспитанная по домострою совершенно не принимала причудных новшеств Петра. И несмотря на то, что молодой супруг мог, согласно тому же домострою, завернуть жене подол и посредством плетки “внушить ей ума через задние ворота”, ученье впрок не шло.
   Потому, вероятно, неудивительно, что в 1692-м году уже не мальчик, а юноша Петр очень близко сходится с Анной Монс. Анна - немка, дочь не то виноторговца, не то ювелира, которая по многочисленным свидетельствам современников не любила Петра, а лишь принимала его страсти совместно с подарками гораздо более весомыми финансово. К примеру она получала ежегодный пенсион в 708 рублей (что являлось по тем временам суммой не гигантской, но довольно значительной), имела каменный дворец в немецкой Слободе, построенный опять же по приказу Петра, получали подарки и ее многочисленные родственники, (о которых речь ниже).
   Ходили даже довольно небезосновательные слухи о том, что царь готовит немку себе в законные жены. Его первая жена Евдокия, после смерти Натальи Кирилловны после долгих уговоров была насильно пострижена в “божьи невесты” и пребывала в Суздальском Покровском девичьем монастыре.
   Однако в 1702 году упал в воду и утонул сопровождавший Петра польский посланник Кенигсек (по тогдашним слухам очень красивый мужик). Так вот, при разборе его бумаг обнаружились весьма интересные письма, свидетельствующие о взаимной любви посланника и фаворитки русского царя. Надо сказать, что Петр был мужчина крутой не только с Карлом-12, с обманывавшими его женщинами он поступал тоже без лишних церемоний, как, кстати, и с их любовниками.
   И хотя “Монсиха” не лишилась головы, после этого пикантного эпизода, но Петр видеть ее больше не хотел и, арестовав, передал довольно известному в то время придворному мяснику Ромадановскому. Разбирательство по этому делу продолжалось три года, после чего Анна была отпущена, благодаря посланнику фон Кейзерлингу, за которого впоследствии вышла замуж...
   Впрочем, сам государь времени даром не терял. Во всех походах его сопровождала довольно многочисленная свита женщин, с которыми он занимался “корцвейльворотами”. Так это у него называлось. Среди них можно отметить сестру Меньшикова Анну (которую хитрый царедворец безуспешно пытался пристроить в царевы жены), сестер Арсеньевых, генеральшу Чернышеву, княгиню Черкасскую. Эти дамы, которых государь величал не иначе, как девками, скрашивали суровые трудовые императорские будни. Кстати, ассамблеи, которые, пожалуй, даже без натяжки можно назвать “ прабабушкой современных дискотек” появились и привились на Руси тоже благодаря Петру. Ну а о его веселых попойках ходят просто легенды. Количеству спиртного, уничтоженного за один такой вечер, позавидовал бы, пожалуй, любой теперешний дринк-мен. Да и свобода нравов(если не сказать простота) была отменная.
   Кстати, именно в это “общество девок” попала и будущая императрица Екатерина. Впрочем, тогда она звалась еще Мартой, женой шведского гренадера, взятой в плен при благополучной осаде Мариенбурга в 1702 году.
   После нескольких “спонсоров” она наконец попала к Меньшикову, который и представил ее Петру. Красивая и умная Марта очаровала государя и девки, считавшие ее сначала мимолетным увлечением, которых было у царя бесчетное количество со временам поняли, что это и есть будущая царева жена и даже самодержица. Главной ее заслугой был очень мягкий покорный нрав и умение понимать и разделять грандиозные затеи и планы супруга.
   В 1708 и 1709 годах она рожает ему двух дочерей (впоследствии законно признанных) (Анну и Елизавету - будущую императрицу). А в 1712, предварительно приняв христианство и сделавшись Екатериной Алексеевной, становится женой. А из окружающих царя девок образуется костяк нового двора. Впрочем, девок теперь уже величают либо фрейлинами, либо камер-фрау. И хотя Петр очень любит своего “сердешненького дружка Катю”, и страшно скучает в разлуке, это не мешает ему иметь мимолетные корцвельвороты (не забыли еще смысл этого слова) с другими особами. Ну скажем, бытует версия, нелишенная доверия, о том, что знаменитый полководец Румянцев был сыном Петра от Марии Андреевны Румянцевой.
   А вот еще одна заслуживающая внимания история. Мария Гамильтон - первая русская фрейлина. И по слухам самая красивая. Петр не мог удержаться от ее чар и время от времени пользовал фрейлину своим вниманием. Хотя денег не платил. Надо сказать он бросил эту привычку еще после Анны Монс и делал подарки только законной супруге. Так вот, однажды Петр случайно узнает о том, что Мария водила шашни с денщиком Петра Иваном Орловым. Благодаря шашням у нее уже трижды была беременность. Дважды она прекращала ее благодаря лекарским зельям, а последнего младенца попросту удавила. Кроме того, при досмотре личных вещей Гамильтон были найдены краденные у Екатерины украшения. Се ля ви, как говорят французы. Саму Марию, не взирая на заступничество Екатерины публично лишают головы, а ее подельщицу, ассистирующую ей в некоторых мероприятиях также публично секут плетьми по голому заду и отправляют на Цугундер.
   Кстати, когда Петру донесли, что камергер Виллим Монс (брат бывшей петровой фаворитки, значительно выдвинувшийся за время бранных и трудовых свершений императора) оказывает внимание Екатерине (а было это уже незадолго до кончины великого реформатора, в 1724 году) и это внимание не остается незамеченным, Петр быстро фабрикует дело о взятках. Которые, быть может и были, но... В результате Монсу тоже снимают голову посредством топора, а еще одну его сестрицу (генеральшу Бланк) принародно наказывают кнутом.
   Причем, существует придворная сплетня, о том, что когда Екатерина пыталась вступиться за Монса, Петр выдал ей примерно следующую формулировку:
   -Видишь это зеркало, - и грохнул по зеркалу венецианского стекла. Зеркало, само собой, вдребезги, - и одного удара было достаточно, чтобы превратить его в прах. Одного моего слова вполне хватит, чтобы вернуть тебя в то дерьмо, из которого я тебя вытащил.
   -Вы разбили прекрасное украшение вашего дворца, неужели вы думаете, что после этого ваш дворец станет лучше.
   Да, крутой был мужик! Впрочем и Екатерина стоила его. Только лишь она могла успокаивать Петра, когда он был взбешен.
   Ну вот пожалуй и вся история. К сказанному остается только добавить, что по мнению современников ни одна женщина, кроме Екатерины, не любила Петра. Они боялись его и не смели противоречить. И, судя по выше изложенному, было чего бояться. Однако, понять и полюбить так и не смогли, хотя очевидцы утверждают, что государь был очень даже видный и красивый мужчина. Однако, женская любовь материя очень тонкая и чтобы заслужить ее одной внешней привлекательности недостаточно, ну а чтобы просто взять, пусть даже бесплатно - здесь большого труда не требуется.

Вернуться назад